Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть

сегодня 21 октября суббота

Комитет Государственной Думы по бюджету и налогам

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации
Поиск по сайту

Андрей Макаров: Принимать в существующем виде Основные направления налоговой политики бессмысленно

15.05.2014
Выступая сегодня, 15 мая, на парламентских слушаниях «Основные направления налоговой политики Российской Федерации», председатель комитета ГД по бюджету и налогам Андрей Макаров обратил внимание «на три глобальных вопроса»:

- Первое – это концептуальное содержание основных направлений. Второе – это анализ того, что сделано. Третье – анализ тех предложений, которые там содержатся. Об этих трех разделах имеет смысл более подробно поговорить.

Когда мы говорим о содержании трех основных направлений, хочется спросить: что это за документ. Для чего он нужен? Когда Сергей Евгеньевич (Нарышкин – ред.) приводил слова из Бюджетного послания Президента, он говорил, что налоговая политика безусловно важна для того, чтобы пополнять бюджет, но она еще более важна с точки зрения развития нашей экономики. Что экономика делает с инвестициями: она дает возможность, чтобы инвестиции сюда шли? Как она влияет на отток капитала? То есть, как налоговая политика влияет на экономику?

Я помню, как в прошлом году мы говорили: надо проанализировать – что сделано хотя бы за год (если уж мы хотим делать за предшествующие годы анализ), что мы предлагаем и как это будет на все влиять. Я посмотрел по всем разделам: нет никакого (подчеркиваю!) анализа того, что было сделано в налоговой сфере – я говорю о последствиях для экономики. А вот что касается задач на следующий год (хотя у нас трехлетка, но я надеюсь, что на трехлетку мы еще что-нибудь примем), то тут все очень интересно. Президент говорит: инвестиции, экономика… А у нас единственный анализ – это пополнение бюджета: даст это дополнительные деньги для бюджета или не даст. А вот какие последствия будут?!

Кстати, с расчетами тоже можно поспорить – причем, серьезно поспорить. Потому что «кривая Лаффера» у авторов основных направлений налоговой политики превращается в прямую, которая ведет резко вниз в отношении всей нашей экономики. Лаффер, конечно, буржуазный ученый, но одолеть его даже в нашем Минфине не удастся. И тогда возникает вопрос: что мы предлагаем? Антон Германович (Силуанов – ред.) сейчас говорит: важнейшим направлением является стимулирующая функция. Слава Богу! Просто мы, наверное, разные тексты читали. Когда было «Открытое Правительство», я выступал и говорил: в основных направлениях стимулирующая функция отсутствует!

Кстати, здорово, что публично обсуждаем! Но Татьяна Алексеевна (Голикова – ред.) сказала очень важную мысль: сейчас еще бы сделать что-нибудь хорошо. Потому что эти обсуждения в парламенте – спасибо: проявили уважение; обсуждение с Советом Федерации – спасибо: проявили уважение; очень содержательное обсуждение на «Открытом Правительстве» (кстати, честно говоря, с большим скепсисом относился, потому что видел: какое количество абсолютно популистских инициатив) – посмотрел итоговый документ: весь популизм отброшен и есть очень много серьезных предложений. Хоть одно из этих предложений – наших, Совета Федерации, «Открытого Правительства» - в Основные направления налоговой политики попало? Нет. Ну ладно: с нами не согласны – в Минфине лучше знают, что делают. Но тогда, может быть, не только на словах уважать, но, может, хотя бы проанализировать наши предложения?! Хотя бы объяснить: почему вы их отвергаете!

Татьяна Алексеевна (Голикова – ред.) дала мне возможность очень многие вещи не повторять. Я не случайно говорю об анализе ошибок. Меня потрясло, что сейчас Антон Германович (Силуанов – ред.) сказал: никаких проблем у КГН (консолидированная группа налогоплательщиков – ред.) нет, никакого влияния. Думаю, тут
губернаторы будут выступать и скажут: есть у них проблемы по этому поводу или нет. Только есть одно НО: если разница в потерях от КГН, которые дают сотрудники Министерства финансов и сотрудники Счетной палаты, является порядковой, то возникает вопрос о том, что у нас основанной наукой для налоговой политики является уже химия, а не арифметика. Потому либо тех, либо других надо посылать учиться считать. Хотя я до сих пор считал, что по крайней мере с этим вроде все в порядке.

Если уж мы говорим о КГН, то хочу напомнить о том: когда говорили, что потери минимальны, то когда начинаем считать – где пришло, где ушло, а проблема в том, что мы должны рассмотреть долю потерь КНГ в общей потери по прибыли. Когда мы видим, что это 71 % - и не самые хилые компании! У «нефтянки» упали, может быть, цены? Может, по газу упали цены? Так каким образом прибыль по консолидированной группе налогоплательщиков упала? Давайте посмотрим на остальных: у остальных выросла, а здесь упала. Я думаю, что это повод хотя бы обсудить эту тему, а не заявлять: «Посмотрим, что будет дальше» и так далее.

Кстати, напомню, 7 ноября – в День Великой Октябрьской социалистической революции – Вашим приказом, Антон Германович (Силуанов – ред.), была создана рабочая группа в Министерстве финансов именно по проблеме КГН. Мы и Совет Федерации направили представителей. Сколько раз она собиралась? Да ладно: не буду спрашивать - Вы можете этого не знать. А где предложения этой рабочей группы? Или рабочая группа пришла к выводу, что никаких проблем нет? Она просто не собиралась, она ничего не делала! Значит, мы создавали ее только для того, чтобы сказать: «Ребята, успокойтесь! Достали вы нас своими разговорами».

Следующий вопрос. Мы сейчас говорим о заботе о регионах. Я сейчас перейду к тем стимулирующим мерам, которые Вы, Антон Германович (Силуанов – ред.), предлагаете. А закон, который мы приняли в прошлом году? Кстати, это и наша вина – вина парламента! Законы принимаются в парламенте, и нам пора прекратить принимать всё то, о чем нам просто говорят: «Вот это будет замечательно!».

Напомню: тот закон по амортизации, который мы приняли, 400 млрд. прибыли в первом квартале прошлого года - как корова языком слизала, из них 80 млрд. – это налог на прибыль, из них 72 – доходы регионов! Когда я об этом говорил: мне не верили. Потом посмотрели: ах, действительно, неудобно! Внесли поправку. Поздно было!

Кстати, я искренне верю, что это просто ошибка сотрудников Министерства финансов. Верю, несмотря на то, что хорошо знаю имена тех шести компаний, которые в основном этой льготой воспользовались.

Следующий - очень важный - вопрос, который здесь возникает: вопрос о льготах. Много говорим, очень мало делаем. Первое, что надо сделать по льготам: не обсуждать – нужны льготы или нет, а перестать давать бессрочные льготы. Льгота должна даваться на три года, максимум – на пять. Надо смотреть эффективность этой льготы, а потом решать – продлевать ее или не продлевать.

Второе: из моего выступления в Основные направления попало первая часть - прекратить давать налоговые льготы из федерального закона. Продолжение части выпало, а оно было немножко другим: …без компенсаций из федерального бюджета соответствующих доходов регионального и местного бюджетов. Согласитесь, что есть некоторая разница.

К льготам мы еще вернемся, потому что нам надо решать вопрос с льготами не только по региональным и местным налогам, передавая им соответствующие полномочия и отменяя льготы федерального уровня, но и по федеральным налогам в части, зачисляемой в региональные и местные бюджеты, давая право уже самим муниципалитетам (сегодня этого у них нет, потому что это федеральные налоги) принимать подобные решения. Да, они это знают лучше нас. Да, это будут более адресные льготы.

Следующее, что мы должны здесь, безусловно, сделать: мы должны остановить этот процесс передачи льгот. Вы очень хорошо сказали, Антон Германович (Силуанов – ред.), что по НДФ – «какие там льготы, всё уже выбрали, а вот по прибыли – там, пожалуйста». А почему? Потому что в федеральный бюджет поступает НДС. По прибыли – нормально. Прибыль – это региональные бюджеты. У нас вся налоговая реформа, я смею это утверждать, происходит за счет региональных и местных бюджетов. И, кстати, тот налоговый маневр, который сегодня в «нефтянке» Вы обсуждаете, это очередной удар по региональным бюджетам, потому что он обязательно приведет к выпадающему налогу на прибыль. Обязательно! – в той конструкции, которая есть.

Я понимаю проблемы с Белоруссией. Но почему за эти проблемы и неумение решать эти вопросы должны ответить регионы? Это мне абсолютно не понятно.

Тема еще более важная. Антон Германович, Вы абсолютно справедливо говорите: стимулирующая функции очень важна, без неё не обойтись. На самом деле вопрос здесь какой? Я читаю меры, например, возьму две любые – это Дальний Восток и Восточная Сибирь. Кстати, тот законопроект, который Президент предложил в Послании: расширить на Красноярск и Хакасию – мы внесли в декабре. Тянули с заключением, теперь единственное замечание Правительства: а давайте, мы введем не с 2014-го года, а с 2015-го. Неужели в принципе нужно столько времени, чтобы выполнить указание Президента с единственной целью – распространить эти льготы? Но у вас одна задача: оттянуть это еще хотя бы на год.

Следующая норма – это малый бизнес. Мне очень нравится эта поддержка малого бизнеса после того, что мы с ним сделали (иронично – ред.). Это как Мичурин, утверждавший, что «не надо ждать милостей от природы после того, что мы с ней сделали». Обратите внимание: оказывается, главная наша задача дать возможность регионам и муниципалитетам все эти льготы предоставлять. Это переворачивает конструкцию отмены льгот с ног на голову по одной простой причине: мы прекрасно знаем закредитованность региональных бюджетов. У них нет ничего! Если в самый тяжелый – девятый – год кризиса они тратили 17,2% на развитие (то есть капитальные вложения), то в прошлом году они вложили только 12%. Деньги просто проедаются, потому что им не на что концы с концами сводить. И мы сегодня - в этой ситуации, когда у них ни на что нет денег, мы говорим: пусть регионы и предоставляют льготы. Мы дадим им это право. А покойник перед смертью потел? Как футбольная команда, которая проиграла, а тренер на пресс-конференции сказал: «Ничего. Завтра сыграем еще лучше!».

Можно очень много перечислять. Можно очень много говорить. Но не могу не остановиться на теме деофшоризации. Мне очень нравятся конкретные предложения по деофшоризации: разрешить ФНС истребовать у налогоплательщика документацию, контролирую сделку, одной из сторон которой является налоговый резидент иностранного государства... Отличная норма! Только авторы забыли, что эта же самая норма – для всех существует уже в статье 105.17. Я так понимаю, что для непонятливых мы говорим: а вот тем, кто за границей – в оффшорах, мы эту норму два раза будем применять. Все здорово, но остается впечатление, что мы изображаем борьбу с офшорами, а не собираемся сильно бороться. Потому что борьбу с офшорами бессмысленно вести путем запретительных мер. Хватить пугать налогоплательщиков! Мы уже все и так настолько напуганы, что перестали бояться. Потому что в какой-то момент страх переходит границы и уже все равно. Деофшоризация, которая предлагается сегодня, нам предлагает по существу выбор между английской тюрьмой и Бутыркой. Как в прошлом адвокат, я могу сказать: содержание в английских тюрьмах лучше, чем в Бутырке. Выбор сделает каждый для себя сам.

Но ведь звучали предложения: давайте деофшоризацию сопряжем с налоговой амнистией – с широкой, реальной налоговой амнистией. Давайте покажем бизнесу - тем людям,
которые уходили в офшоры, не потому что они негодяи, а потому что нет нормальной правовой системы, потому что хотели деньги сохранить, а не уходить от налогов – давайте создадим стимул, когда они вернуться в страну, позовем их сюда. А мы их зовем в тюрьму! И Ваши предложения (обращение к главе Минфина – ред.) направлены именно на это.

Еще раз говорю: бояться уже перестали. А сумасшедших становится в стране всё меньше и меньше. Хотя, судя по тому количеству инвестиций, которые мы надеемся получить в бюджете, Министерство финансов считает, что количество сумасшедших с большими деньгами увеличивается. Спорный вопрос.

Следующее – это законодательные инициативы. Не могу об этом не сказать. Кстати, я благодарен Вам, Антон Германович (Силуанов – ред.): мы обсуждали вопрос по трудноизвлекаемым запасам. Смотрели: 57 скважин, тяжелейшая Баженовская свита – себе в убыток компания добывает нефть. Кстати, 600 тысяч тонн добывается на всю страну. Три года мы не можем решить простейшую проблему. Они просто встанут и уволят людей! К моногородам Вы получите монопоселки, которые разбросаны на Севере на расстоянии 300 – 400 км и в которых живут сотни людей – их же кормить надо будет, туда же надо будет топливо забрасывать! Что мы будем делать? И никаких выпадающих доходов из бюджета там нет. Спасибо: вот пришли, поговорили. Выяснилось, что все сомнения о том, что будут выпадающие доходы из бюджета – умозрительны. А вот то, что нарастят добычу нефти, - это факт. Так давайте думать о том, что будет дальше. Почему для того, чтобы решить такой простейший вопрос, приходится потратить три года?

В связи с этим хотел бы обратить внимание на одно предложение. Кстати, тот закон, о котором я сейчас говорю, четыре письма из Министерства финансов с требованием продлить срок заключения по данному законопроекту. Притом, что мы с Вами уже обо всем договорились. На самом деле, это не проблема отношения к закону. Вы торпедируете право законодательной инициативы – конституционное право депутатов! Это недопустимо!

Я хотел бы, чтобы мы с вами понимали: да, налоговая сфера, бюджетная сфера – это историческая компетенция парламента. Демократия начиналась с того, что парламент давал согласие на установление налогов и согласие на то, как их тратить. И вот наконец-то этот процесс начинается здесь. От нас сегодня зависит: сможем ли мы нормально его завершить. Но хотел бы обратить внимание только на одно. Мы проанализировали те предложения, те законодательные инициативы, которые идут: 80 % всех льгот – это законопроекты Правительства и депутатов. И все они идут за счет региональных и местных бюджетов. Не проходит ни одного дня, ни одного заседания, где мы не заботились бы именно об этих бюджетах.

Не хотелось об этом сегодня говорить, но не могу не сказать: у нас хорошей традицией стало, что к каким-то значимым обсуждением Министерство финансов совместно с газетой «Ведомости» выбрасывают информацию – желательно с каким-нибудь броским лозунгом, как, например, «Неизбежный налог». Я помню, как после совещания у Президента было сказано, что Президент поддержал Вашу концепцию. Тогда и я сделал заявление, и пресс-секретарь Президента сказал, что таких решений не принималось. Государственная Дума сделает всё, чтобы в законопроекте победила позиция Президента, который сказал: «Граждане не должны пострадать». Государственная Дума это обеспечит, независимо от того, какие взгляды по этому вопросу будут у авторов Основных направлений. А принимать в таком виде Основные направления просто бессмысленно: мы дезориентируем общество, а точнее – его просто пугаем.

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal
Наверх