Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть

сегодня 18 ноября воскресенье

Комитет Государственной Думы по бюджету и налогам

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации
Поиск по сайту

Андрей Макаров призвал не заниматься гаданием при прогнозе цены на нефть, а зафиксировать соответствующие правила в Бюджетном кодексе

16.05.2012

Стенограмма выступления Андрея Макарова:

Спасибо, Александр Дмитриевич!

Уважаемые коллеги! Подробный доклад министра финансов и председателя Счетной палаты избавляет меня от необходимости повторять цифры. Они тщательно были проверены на комитете по бюджету, нашли свое подтверждение, и вам представлено подробное заключение комитета, где все эти вопросы рассматриваются. Мне кажется, вообще очень сложно возражать против тех предложений, которые внесло Правительство. Вряд ли кто-то сегодня может возражать против выделения средств на обеспечение жильем ветеранов войны, повышение стипендий, жилье военнослужащих, доступность воздушных перевозок для женщин старше 55 лет с Дальнего Востока и обратно, единовременное пособие при устройстве детей, которые были лишены родительского попечения, и так далее. Цифры эти назывались, и, я думаю, что ни один человек, находящийся в здравом уме, против этих предложений выступить не может. Поэтому мне бы хотелось сейчас подробно остановиться на тех вопросах, которые звучали на Комитете по бюджету не с точки зрения того, принимать этот законопроект в первом чтении или нет, а понимая, что на самом деле данный законопроект является лишь прологом к тому, что через 5 месяцев нам предстоит принимать бюджет. Новый бюджет 3-хлетку о тех задачах, которые стоят перед нами. Причем задачи, которые касаются как качества бюджетного планирования, как эффективности бюджетных расходов, так и роли Государственной Думы и всех нас, депутатов, в этом процессе. Почему я об этом говорю – потому что я хорошо помню, когда бюджет на этой трибуне докладывал председатель комитета по бюджету Александр Дмитриевич Жуков, зал был полный. Вот то количество депутатов, которое присутствует сейчас в зале – это свидетельство роли депутатов Государственной Думы в бюджетном процессе в нашей стране. Поэтому первое, с чего бы мне хотелось начать говорить – это те риски, о которых мы говорили на бюджетном комитете. Мы много говорили о зависимости от нефти. Я думаю, и Сергей Владимирович говорит, мы перевалили цифру 50%, но я хочу просто напомнить, что в 2006 году наш бюджет балансировал при цифре 24, 6 долларов за баррель. Сегодня мы даже не дотягиваем до цифры 115. Мне кажется, что очень важно понимать, куда мы идем. Говорить о том, что ненефтегазовый дефицит тоже сокращается - можно с очень большим трудом. Да, я прекрасно понимаю, чем выше цена на нефть, тем больше будет зависимость, но это означает только одно - нам не удалось переломить тенденцию зависимости бюджета от нефтяных цен. И это основные риски. Ну что греха таить, мы же все прекрасно понимаем, что изменение бюджета – это изменение цены на нефть. Можно говорить о чем угодно, 115 предлагается нам. МВФ вообще предлагает цену на нефть в 120$ за баррель. Кстати, насколько я  помню, решение МВФ по России не всегда были точными. А, скажем, всемирный банк говорит - 102. Какая цена правильная? А главное - что означает, если эта цена упадет, где эти резервы? Справедливо говорит Счетная палата: направление на замещение внутренних заимствований совершенно справедливо – это не только экономия 5,1 миллиарда на обслуживание долга, это еще освобождение денег, которые пойдут в экономику. При всем при этом давайте не будем забывать – цена одного доллара по году - это почти 60 миллиардов рублей. А остается у нас с вами резерв в 300 миллиардов, значит резерв наш по цене на нефть – 5 долларов. Но если цена, которая здесь обозначена как 115, а вчера цена на Urals была 109 – где эти резервы? И что мы будем делать, если эта тенденция продолжится. Здесь говорили о рисках этих мер, о стагнации, о том, что развитие Китая замедляется. Я бы хотел сказать еще об одном - повышается доля развитых стран на рынке заимствований. Нам все сложнее получать деньги на внешнем рынке, это значит, наше внимание должно переключиться на возможности внутренние. Искать инвестиции внутри, искать другие источники роста. Поэтому, когда мы с вами говорим о тех задачах, которые стоят перед бюджетом – это, безусловно, создание долгосрочной бюджетной устойчивости. Совершенно справедливо, что прогноз на нефть должен определяться не гаданием на то, какой будет цена. К сожалению, бабушка Ванга умерла, а мы пока  еще не смогли родить нового прорицателя. Цену на нефть знает только Господь Бог. Но вот то, что бюджетное правило должно определяться не гаданием и не нашими потребностями в расходах, а оно должно определяться законом, это должно найти отражение в бюджетном кодексе. С тем, чтобы уже следующий бюджет мы принимали исходя из этих правил, а не подстраивались под наши потребности, вот это совершенно очевидно. Мы должны, наконец, определить предельный размер дефицита, и мы должны, наконец, определить – где границы между безопасностью и развитием, потому что нельзя постоянно говорить – развиваться будем только тогда, когда обеспечим безопасность. Не надо противопоставлять безопасность и развитие – это две стороны одной медали - и сколько денег может быть направлено на развитие проекта также должно определяться законом, а не усмотрением тех или иных министерств. Наконец, качество бюджетного планирования – ну вы посмотрите, коллеги, начало года, а мы уже сейчас с вами почти 40 миллиардов снимаем с проектов... Почему - потому что не было проектно-сметной документации. Но тогда каким образом эти программы вообще попали в бюджет? Каким образом цифры эти, деньги, которые на них выделялись, оказались в бюджете? Я думаю, что ничего бы этого не произошло, если бы Государственная Дума, если бы депутаты имели бы возможность контролировать эти программы. Контролировать те средства, которые идут на объекты, и, наконец, контролировать эффективность тех расходов, которые выделяются. К сожалению, сегодня у нас эффективность эта рассматривается не более, чем как доведением средств до бюджетополучателя. Об этом говорили, тут есть какие-то улучшения. Но эффективность – это не доведение средств до бюджетополучателя, это то как сработали эти деньги, качество жизни от этого улучшилось или нет, качество услуг, которые населению оказывает государство, улучшилось или нет. Это тоже должно быть прописано в законе, те долгосрочные программы, которые мы должны принимать. Наконец, мы должны перейти от концепции долгосрочного развития страны, от них, соответственно, к государственным программам, к ведомственно-целевым программам и находить свое отражение в государственном задании и программам развития территорий. Но контролировать это только одна Счетная палата.не может Ни Прокуратура, ни МВД сделать этого не смогут, если не будет контроля депутатского. Наконец, следующий вопрос – мы прекрасно с вами понимаем, что реформирование межбюджетных отношений назрело, мы говорим о перераспределении полномочий, но очень страшно, если полномочия будут переходить к субъектам без соответствующего источника денег, а у нас, к сожалению, делят полномочия по справедливости, а деньги, которые их сопровождают, как придется. Так вот, в данном случае безусловным условием должны стать изменения, согласно которым за каждым полномочием будут следовать источники доходов. И в этой ситуации, я прекрасно понимаю ,наверное есть очень много источников доходов, о который надо говорить здесь ,мне бы хотелось сказать только одно – мы с вами сегодня лишены возможности влиять на эти процессы. Давайте так – мы говорим о налогах, об основных направлениях налоговой политики, которые только что были приняты, утверждены Правительством - скажите, кто из депутатов их видел или читал? Мы видим основные направления в тот момент, когда их утверждают. Условно говоря, председатель Комитета по бюджету судорожно листает их, думая, что там - возражать, что не возражать. Может ли так строиться налоговая политика? Приведу лишь один пример. Скажем,  вопросы НДПИ по газу. Мы говорим о том, что надо облагать добывающие отрасли, мы говорим о налоговой нагрузке, но давайте на секундочку подумаем – проблема газификации страны нужна или не нужна? У нас сегодня чуть больше 60% газифицировано. У меня вопрос другой - В.В. Путин говорил еще будучи премьером – надо осторожно подойти к этому вопросу, чтобы не дай Бог не полетели инвестиционные программы. Д.А, Медведев, выступая перед нами в качестве кандидата в премьеры говорит – надо не просто принимать законы, надо думать, как они будут работать. А после этого следует заявления заместителя министра финансов о том, что налоги будут такими-то, и рынок обрушивается на несколько десятков миллиардов долларов. Вслед за этим рушится рынок российский, российские индексы. Давайте подсчитаем, во сколько обходится заявление заместителя министра финансов нашему бюджету. Боюсь, что в условиях падения цены на нефть, государство подобные заявления позволить себе не может. Кстати, я полагаю, что единственное, что могут делать чиновники – это приходить в Думу и говорить, что мы собираемся внести в Государственную Думу предложения. А вот какие будут налоги и какой будет бюджет  решать должна Дума.

Вопрос не в том, поддерживать ли этот закон – его надо поддерживать. Но к новому бюджетному процессу мы должны подойти в единым пониманием того, что нужно стране. Модель экономического роста определиться либо сама по себе, либо в соответствии с той экономической программой и стратегией, которую разрабатывает государство. Я надеюсь, что на следующем бюджете здесь будет полный зал, и каждый депутат будет ощущать свою ответственность.

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal
Наверх